?

Log in

No account? Create an account
Life and other
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Friday, January 26th, 2007

Time Event
4:19p
вах. валожила свой самый страшный креатив, который вы все, конечно, читали на ЯП. Так разволновалась, что аж ладошки вспотели=) .. но пока мне ничего плохого не пишут. наоборот. одобряют и требуют сисек:)

Специально, чтоб Шим было, что почитать, выкладываю тут свой старенький рассказик). Надеюсь, понравится;)

Письмо.


Сегодня получил письмо от Журавлёвой Кати. Я бы ему очень обрадовался, честно, если бы знал, кто такая эта Катя.
Теперь аккуратно подписанный конвертик лежит передо мной на столе, а я листаю свой дневник, силясь что-либо вспомнить.
В письме ничего особенного, никаких подсказок нет. Все как обычно. «Пишу, как обещала», «как жизнь?», «у меня всё хорошо», «летом опять собираюсь в лагерь», «жду ответа». Она даже попыталась описать пару забавных случаев из своей жизни. Всё равно мне не вспомнить.
Так! Стоп! Слова «опять в лагерь» заставили крепко задуматься. Если «опять», значит, было и «прежде». Это мысль. Пришлось ворошить свои бумаги и поднимать из тайника на свет свои дневники за прошлые годы. Предыдущим летом я провел месяц в каком-то языковом лагере в городе Н******. У меня даже сохранилось несколько фотографий и…о! Вот и она. Катя Журавлёва. Вспомнил. Мне она тогда целых три недели нравилась. Ну, впрочем, она тогда всем нравилась. И Катя мне написала! О, фортуна!
Я сидел на полу в куче пыли, поднятой с недр тайника, со (сдается мне) идиотской улыбкой на лице.
Потом, неожиданно даже для себя, я рассердился. Написала! Теперь надо придумывать ответ, подыскивать приличные слова, избегать банальностей и не использовать избитые штампы.
Когда я внимательно изучил «материал» о Кате, упаковал вещ-доки обратно в целлофан, склеил коробку с дневниками скотчем и замаскировал свой тайник, то выяснилось, что один гадский листик всё же ускользнул от моего внимания. Класть его на положенное место было уже проблематично, так что приложил его к текущему дневнику. Верну на место потом. То был листок с сочинением Мишки. Даже не просто сочинение, а крик души. Тут его точная копия.

Всякий век имеет своих Молчалиных

Молчалин – угрюмый извращенец, ему, должно быть, доставляет удовольствие прислуживать каждой вшивой стерве, типа Софьи или Лизы. Софье он шестерит, чтобы подлизаться к Фамусову, её бате, для продвижения по службе. А зачем к Лизе клеится – чёрт его знает. Создаётся ощущение, что Молчалин или болен на всю голову. Или ему все безразлично, как бабе Зине на печи, или он просто дурак. Может быть, он, конечно, умён и проворен, как Коперфильд, и в конце окажется, что он всех напарил и получилось, что при нём и жена – Софья, и дом по наследству от Фамусова, и лукошко клубники на столе. И добившись своего, станет нормальным человеком, а не прислужником всех и всякого. Тем более сердце Софьи бьётся для него в нужном направлении, и батька её состояние Чацкому не оставит.
Его фамилия характеризует его как молчаливого, немного даже загадочного человека, у которого очевидно есть какая-то цель.
В наши дни тоже есть абсолютно такие же паскуды, как Молчалин: сначала подлижутся, где надо, а потом на верхушке и тусуются, хотя сами просто ничего, пустышки. Молчалин – это же просто никто, яичного облупка не стоит. Не знаю, что Софья в нём нашла. Хотя, это, похоже, её идеал: им можно крутить, как марионеткой: скажешь оторвать себе яйцо, он же оторвёт и не задумается.
В наши дни тоже таких «стратегов» немерено. Пользуются приёмом под названием «гамбит»: достижение главной цели, при этом, жертвуя чем-то меньшим.
В общем, по теме я уже изложился выше и мне не хочется писать заключение, которого тут не хватает, как мне второго зада.

Понятно, почему всё-таки сиё излияние осело у меня в тайнике, а не в коллекции учителя.
Так. Я взял чистый лист и карандаш. Надо написать ответ.
И тут-то всё началось!
О чём писать?
Если написать положенные начало и конец, если даже напрячься и задать ей все уместные вопросы, то текста выходит всего на строчки четыре. (Многолетний опыт написания шпаргалок оставил неизгладимый отпечаток на моём почерке).
Решение нашлось, хоть и не очень быстро. Надо ответить подробно на оба Катиных вопроса («как дела?» и «будешь ли в этом году в лагере?») и написать что-то аналогичное тому, что она написала мне. Про её подруг.

«Мы тут прочитали в одном журнале,- писала Катя,- пару советов, как можно весело провести с подругами время. На даче. Значит, можно покопаться в старой одежде (на дачах её всегда много), там можно найти действительно интересные вещи времён ваших мам или бабушек. Можно устроить потрясающее дефиле. Не забыть захватить фотоаппарат! Так было написано в том журнале.
В общем, решили мы опробовать эти советы. Пошли к Люське на дачу, копались в старой одежде. Дефиле получилось действительно шокирующее! Правда, кроме старого спортивного костюма её отца, дырявых рваных сапог, телогрейки и ветровки, в которой люськин отец ходит на рыбалку, мы ничего не нашли…
А ещё мы решили украсить участок, как это было описано в журнале, цветными фонариками. Покрасили пол-литровые банки гуашью, поставили в них свечи и распределили по участку. Получилось очень эффектно! Особенно когда вспыхнула старая резиновая покрышка (чистая случайность), а потом и часть сарая…
В общем, нам удалось сделать начало дачного сезона незабываемым праздником».

Я почесал подбородок. Правильно! Надо тоже написать Кате о своих друзьях! Сказано – сделано! Я притянул к себе отложенный лист бумаги и начал строчить.

…У меня есть два лучших друга – Мишка и Дима.
Миша – заядлый батан, последнюю рубашку снимет ради очередной книжки. Причём последнюю рубашку с какого-нибудь зазевавшегося прохожего. Но, как ни странно, он действительно умный парень. И шпоры он умеет делать здорово. Никто больше так не умеет. А ещё он упрямый, просто осёл. Он уже два года, как отважно укрывается от армии. И фантазия его в этом деле не знает границ…
Потом я подумал, « какая армия?! Мишке же ещё только семнадцать лет!», но зачёркивать не стал и продолжил:
…Но есть у него и положительные черты. Например, он абсолютно не имеет никаких комплексов. Хотя нет. Есть один. Он не любит, когда кто-то перекладывает его вещи, а потом он не может их найти. Вон, как в прошлом году было. Родители забрали его прозрачную изоленту на дачу: стёкла в теплице клеить. Как же он был зол! Эта лента нужна ему была, чтобы шпоры скреплять. Ну, ты понимаешь. Но он так бесновался!..
Я на минутку остановился, подумал, что о Михее хватит, и пора уже переходить к Димону.
…Второй друг, Дима, – вообще практически больной человек. Он всегда рад жизни, лицо вечно перекошено роскошной улыбкой. А ходит он, выпятив грудь вперёд, как будто его кто-то сильно пнул сзади по хребтине. А лет десять назад он был ещё более неадекватен. Мог неожиданно облапить любую мимо проходящую школьницу, даже учительницу, залезть под юбку к каждой, у кого она была. («Тогда такие вещи прощались семилетнему ребёнку»,- подумалось мне). Он заставил всех девчонок старше тринадцати лет ходить в брюках, трястись от напряжения и проверять даже туалеты на наличие, вернее, отсутствие моего товарища в оных…

Тут мне показалось, что девчонке, наверное, не будет приятно читать такую ерунду и решительно зачеркнул написанное. Положив начало тем самым более глубоким размышлениям о нашей жизни.

Что же было увлекательного? Может, написать типа того: «Вот, помню, когда были детьми, любили прятать клады: солдатиков, журналы, другие ценности. Потом рисовали карты, обменивались и искали потом. Было весело. А однажды мы даже нашли чужой клад в старом сарае. Это были какие-то журналы с голыми тётками. Но посмотреть мы не успели, так как нас нашёл тот, кто их спрятал. Парень был явно постарше нас. Раза в два. Как он разозлился! Подпер снаружи дверь сарая и хрипел сквозь щели гнилой древесины, что никогда нас больше не выпустит. Просидели мы там целую вечность: минут двадцать. Парень всё не унимался, а мы уже дошли до крайней степени отчаяния, когда кто-то (Мишкиным гнусным голосом) не пробормотал какое-то уничтожающее ругательство из-за стенки и не раздвинул ветхие доски со стороны противоположной двери. Через них мы и выбрались на свет.
Хозяин клада еще часа два простоял, подпирая дверь, а Мишка поклялся никогда не вспоминать о нашей позорной несообразительности. И слово держит до сих пор…»

«Хм»,- пронеслось у меня в голове.

«А ещё я очень люблю играть в футбол,- продолжал я,- занимаюсь с восьми лет».
Ого! Сколько я лет своей жизни уже угробил на игру. Память судорожно напряглась. А, ведь, хотел походить в музыкалку, в шахматы, в авиа-моделирование! Хоть бы чему-нибудь научился!..
«Иногда бывали неприятности с этой игрой. Например, раньше, когда только начинал играть, то всё время попадал мячиком в лицо соседской девчонки, Ленки. Хотя я ей и не только мячиком попадал, но и снежком, и даже сапогом один раз. И главное – всё время в лицо! Вот стоим, играем, Ленка – на лазелках, в сторонке. Очевидно, что нормальный человек с моего места никак не может в неё попасть. Но я попадал. По принципу «сейчас красиво пну» я всегда точно забивал гол в Ленкину физиономию».
…за что всегда получал от её старшего брата,- мысленно продолжил я,- только выйду из подъезда - и он уже летит. Понимая, что бежать бесполезно, я безропотно ждал своей участи… ему уже сейчас лет тридцать,- улыбнулся я.

Хм. Про школу ещё рассказать.
Недавно готовились к празднику. Окончание школы всё-таки. Начало очередных каникул. Наш класс усердно готовился к мероприятию. По крайней мере, все так говорят, что готовился. Сам я в этом не участвовал: болел. Дима рассказывал, что нас хвалили. Учительница говорила: «Я никак,- говорит,- не могу понять, почему параллельный класс, когда надо что-то делать, они все сидят тихо, никто пальцем не шевельнёт! А когда сидим у себя на даче, то можем столько наговорить про соседскую капусту, какая она большая, а чтобы свою вырастить, это мы не можем».
В общем, я так и не понял, при чём тут капуста. Подозреваю, что при переводе Димка потерял что-то существенное. Пересказы его часто имеют мало общего с оригиналом. Хотя учительница у нас немецкий преподаёт и иногда излагается как-то тоже… как немка. Так что всё может быть. Но факт: мы молодцы.
А письмо-то уже вырисовывается,- обрадовался я. Ещё немного подредактировать. Добавить некоторую логичность в повествование, предложения-связки и красиво переписать. Можно даже ещё рисунок какой-нибудь нарисовать или открытку положить, может, даже фотку. Точно! Фотку. Где есть я, Мишка и Димка. Хотя…вдруг, ей мои друзья не понравятся, или понравятся больше, чем я? Открытки будет достаточно.

Удовлетворённо вздохнув, я захлопнул дневник.
Надо всё-таки написать Катьке ответ!




Привет, дорогая Катя!
Спасибо за письмо. У меня всё очень хорошо.
Я рад, что ты мне написала! Когда читал, живо представлял тебя и твою жизнь.
В моей жизни ничего особенного не приключается. Мы с друзьями ведём мирное существование: ни в кого не переодеваемся и пожаров на даче не устраиваем.
Учусь хорошо. Двоек в аттестате не имею. С учителями встречаюсь регулярно. Особенно в страшных снах.
Этим летом в лагерь, наверное, не поеду. Не могу объяснить, почему.
Если ты будешь когда-нибудь в моём городе, дай знать. Мы с друзьями тебя встретим, покажем достопримечательности: зоопарк, школу, в парке посидим.
Ещё раз спасибо за письмо. Надеюсь на встречу когда-нибудь,
Твой друг,
Андрей

<< Previous Day 2007/01/26
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com